Те, кто вас напугают: российский хоррор в лицах

Кадр из фильма «Сияние»

Вебург поговорил с режиссерами, которые причастны к новой волне российских хорроров.

Отечественного зрителя готовятся пугать основательно, как до того старались основательно смешить. Как до недавнего времени каждый второй запускаемый фильм оказывался комедией, так сегодня большие и малые студии готовы выпускать фильмы ужасов. А некоторые продюсеры даже создают специальные компании, рассчитанные на производство фильмов только этого жанра.

И это при том, что у хоррора  в отличие от комедий, в российском кино не сложилось каких-либо традиций, более того, в СССР этот жанр вообще подвергался нещадным гонениям. Попытки поснимать страшилки в 90-е и «нулевые» можно сосчитать по пальцам (что Вебург не так давно делал), и считанные единицы из них оказались успешными.

Тем не менее Вебург попытался разделить оптимистический настрой продюсеров и поговорил с четырьмя режиссерами, в активе которых числится наибольшее количество триллеров и хорроров, о том, что же они думают о будущем этого страшного жанра.

Святослав Подгаевский: «Хочу поработать в фантастике»

«Пиковая дама» пусть и не стала лидером отечественного проката, тем не менее обновила жанровые рекорды, перехватив звание «Самый кассовый российский ужастик» у «Ведьмы», которая вышла аж 2006 году. Более того, продюсеры уже объявили о работе над второй частью, что для отечественного хоррора и вовсе в новинку: до сих пор ни один отечественный ужастик не вырастал во франшизу. Кроме того, буквально накануне они объявили, что создают специализированную студию «10/09» (дата выхода «Дамы...» в прокат), которая будет выпускать хорроры и мистические фильмы, и первой ласточкой которой станет мистический триллер «Битва с экстрасенсами». 

Для режиссера Святослава Подгаевского «Пиковая дама» стала вторым полнометражным фильмом и вторым же фильмом в жанре хоррора. Вебург узнал у постановщика, в чем причина такой верности жанру.

Фото Святослава Подгаевского

— Оба ваших фильма сняты в жанре хоррора, почему вы выбрали этот жанр?

Просто интересно было. К комедиям душа не лежит, хотелось сделать какую-то жесткую историю, что-то на уровне триллера, но там сложнее финансирование найти. Хоррор оказался интересен продюсерам, у меня душа тяготеет к остросюжетным вещам.

— Можно сказать, что вы поняли, как работает это жанр?

Считаю, что только начал разбираться. Какие-то вещи понял, но многое еще не знаю.

— Вы поняли, чего точно нельзя делать в хорроре?

Как и в любом другом жанре, надо оставаться в его рамках, любить, чувствовать, стараться понять. Нужна верность жанру. В том смысле, что многие российские режиссеры, работая в хорроре, пытаются быть выше жанра, как бы намекают зрителю: на самом-то деле я умнее, я — творец. Да, бывает хорошо, когда к хоррору, например, примешивается социальная драма. Но если можешь остаться в этом узком жанровом коридоре, то мне кажется, что это только в плюс.

— Как вы считаете, есть какие-то уникальные, исключительно российские темы в хорроре?

Все сейчас делают разные попытки, но конкретики пока не сложилось. Я разговаривал с продюсерами, они считают, что очень хорошо идет фольклор, городские легенды, в ближайшее время нас ждет волна таких хорроров. Есть масса истории про заброшенные места, про метро, например, что-то снимают.

Лично я опираюсь на свою психологию, какие-то внутренние ощущения, когда человек сам себя нагнетает. Например, когда заходишь в темную комнату, где никого нет, но тебе точно кажется, что кто-то там стоит. Не знаю, относится ли это исключительно к российской ментальности, но мне хочется находить вот такие истории.

«Пиковая дама. Черный обряд» стал первым коммерчески успешным российским хоррором

— Есть мнение, что российскому зрителю хоррор вовсе не нужен, ему хочется поплакать на мелодраме или посмеяться на комедии?

Просто нет какой-то традиции, как это было в комедиях. Поэтому ставить на поток этот жанр для нас сейчас в новинку, что-то открываем сами, в чем-то опираемся на опыт, американский и европейский.

— Опять же еще одно предубеждение: наши актеры не могут играть в ужастиках, вы на двух фильмах это для себя подтвердили или нет?

В хорроре мы все движемся на ощупь, все познается в работе, так что опыт надо нарабатывать, и все придет со временем.

— Вы лично дальше будете работать в хорроре?

На данный момент есть пара идей сделать что-то в другом жанре: две фантастические истории, одна такой НФ-хоррор, а другая чисто мистическая. Так или иначе, они, конечно, связаны с хоррором, но я лично хочу двигаться в фантастику.

— Если честно, я думал, что вы расскажете о работе над второй частью «Пиковой дамы», вас к ней не привлекали?

О сиквеле слухи ходят, так что, возможно, если он действительно будет, буду привлечен к нему. Над сценарием буду точно работать, а о режиссуре пока трудно сказать. Каких-то конкретных сроков я не слышал.

Коммунальный хоррор «Владение 18» стал полнометражным дебютом Подгаевского


Тихон Корнев: «Успех хоррора зависит от нас самих»

До последнего времени Тихон Корнев был известен как сценарист комедийных фильмов. Однако совсем недавно он дебютировал как режиссер в жанре фильма ужасов: в конце сентября он завершил съемки «Диггеров», которые играют на поле городских легенд об ужасах московского метро. По сюжету, в подземке исчезает целый поезд с пассажирами, власти засекречивают происшествие, так что на поиски приходится отправиться друзьям пропавших... и попутно вспомнить все жуткие городские легенды, которыми окутано московское подземелье. Премьера фильма назначена на 4 февраля 2016 года.

Кроме того, в качестве сценариста Корнев совместно с Алексеем Карауловым дорабатывал сценарий Алексея Тимма «Семья Вурдалаков», привнеся в историю современный апгрейд. Мистический фильм «Вурдалаки», в котором снимался Михаил Пореченков в роли монаха и истребителя вампиров, а также Константин Крюков и Аглая Шиловская, выйдет на экраны кинотеатров 29 сентября 2016-го.

А для канала ТНТ по сценарию снимается сериал о молодом Гоголе, который становится свидетелем страшных событий в деревне Диканька.

Фото предоставлено Продюсерским центром «ГОРАД»

— Вы начинали как комедиограф, теперь переквалифицировались в хоррор-мейкера. Почему решили перейти в хоррор и не ощутили ли «жанровую» ломку, когда пришлось перестраиваться под требования другого жанра? 

Я, собственно, никогда не считал себя комедиографом, в плане жанров я довольно всеяден и написал сценарии практически во всех жанрах кинематографа. Просто на тот момент продюсерский запрос был в первую очередь на комедии, поэтому так сложилось, что большинство поставленных по моим сценариям фильмов — комедии.

— А есть принципиальная разница между работой на комедии и хорроре?

Разница между хоррором и комедией, конечно же, есть, но не принципиальная, потому что и смех, и страх — это животные механизмы, построенные на эффекте неожиданности.

— Что требует от режиссера работа в жанре хоррора? Чего точно нельзя делать в хорроре?

В хорроре, как и в любом другом жанре, можно делать вообще все, лишь бы это было уместно. Соответственно от режиссера в жанре хоррора, как и от режиссера любого другого жанра требуется чувство меры и стиля.

На съемках «Диггеров». Фото предоставлены Продюсерским центром «ГОРАД»

— Есть ли у русского хоррора какое-то уникальное лицо или же люди пугаются одинаково?

Люди пугаются одинаково, механизмы страха, как я уже сказал, одинаковы для всех. При этом есть разряд хорроров, имеющих свое уникальное лицо, например, азиатские хорроры или итальянские «джалло», очень интересны, на мой взгляд, опыты финнов в этом жанре. Русский хоррор пока что не имеет авторского лица, но я верю, что в ближайшее время он оформится как жанр и станет более чем самобытным явлением на мировой арене.

— Как по-вашему, почему вдруг большинство отечественных продюсеров заинтересовалось этим жанром?

Дешевизна в производстве. Понятность для большинства аудитории: все мы чего-то боимся или боялись и пытаемся это как-то изжить. Возможность экспорта на мировой рынок. Те же российские комедии никому, кроме нас неинтересны, в отличие от хорроров, собирающих образы жанра буквально со всего земного шара.

— Интересны ли ужасы русскому зрителю или все-таки надежнее делать комедии, и можно ждать, что новая волна отечественных хорроров скоро пойдет на убыль?

Все зависит от нас. От продюсеров, режиссеров и сценаристов. Если мы сможем нащупать свой самобытный киноязык и создать некоторое количество фильмов ужасов, не обманувших ожидания зрителя, все будет хорошо. Нет — нет. Комедии уже не собирают во многом потому, что на одну приличную приходилось два десятка крайне сомнительных произведений, после просмотра которых любая вера в русских кинематографистов испарялась. Сможем ли удержать марку с хоррорами, вопрос к нам самим.

— Лично вы дальше продолжите работать в этом жанре или вернетесь к комедиям?

Сейчас хоррор, триллер и другие пугающие жанры у меня в приоритете. На мой взгляд, хоррор один из самых перспективных жанров как в кино, так и на телевидении. Прямо сейчас, например, я как сценарист разрабатываю два сериальных проекта с элементами хоррора, один основан на «Вечерах на хуторе близ Диканьки», второй основан на советских городских легендах. Кроме всего прочего, есть масса задумок полнометражных ужасов. Мне нравится ощущать себя частью новой волны российского хоррор-кинематографа, и в меру своей скромной одаренности я был бы очень рад внести свои пять копеек.

На съемках «Вурдалаков». Фото предоставлены Продюсерским центром «ГОРАД»


Олег Асадулин: «Не надо бояться хоррора»

В 2010 году хоррор «Фобос. Клуб страха» закрыл собой первую волну новых российских ужастиков, начатую «Ведьмой» и «Мертвыми дочерьми». Режиссер этого фильма Олег Асадулин с тех пор поработал в самых разных жанрах от постапокалипсиса до городского фэнтези, не обошлось и без комедий. Однако недавно стало известно, что он завершил съемки герметичного хоррора «Маршрут построен» о машине, одержимой призраком, и семейной паре, которой это авто с полтергейстом досталась.

 Фото Олега Асадулина

— Почему вы выбрали жанр хоррора для своего дебютного фильма?

Я считаю, что хоррор и вообще жанры, связанные с саспенсом, — это такая королевская дисциплина, их труднее всего сделать. Когда мне предложили сценарий «Фобоса», я с удовольствием взялся за него, мне очень хотелось попробовать в нем свои силы, хоть это был не совсем чистый жанр. Получилось, что получилось, у меня тоже есть вопросы к этому фильму, но он уже состоялся. Теперь я воспринимаю его как хороший опыт.

— В последующих ваших работах, «Закрытая школа», «Корабль», тоже присутствовали элементы хоррора. Как вы считаете, вы разобрались в том, как этот жанр работает?

И «Закрытая школа», и «Корабль» — это все-таки не чистый хоррор, скорее такой микс из самых разных жанров. В любом случае, как бы ты ни был уверен в своих силах, каждый новый фильм преподносит тебе новый вызов и новые вопросы. Невозможно все предугадать, чтобы все работало так, как ты хочешь. Каждый съемочный день приносит новые знания, и, по-моему, это очень здорово. Так что я не перестаю учиться с каждым новым фильмом.

— Неожиданно было увидеть в вашей фильмографии комедию. Не было какой-то жанровой ломки?

В немецком языке (а я 15 лет прожил Германии и учился там в киношколе) существует понятие «жанровый режиссер», то есть не просто постановщик, предпочитающий только ужасы или только комедию, а тот, которому интересно жанровое кино вообще. Я не концентрируюсь на чем-то одном, мне интересно поработать в новом жанре. В конце ноября у меня выходит в прокат фильм «Зеленая карета», это вообще драма про потерю близкого человека, там нет ничего из того, что я делал раньше. Заняты актеры, с которыми я раньше никогда не работал: Андрей Мерзликин, Виктория Исакова, Сергей Юшкевич. Было очень интересно работать.

— Тогда почему вы снова сняли хоррор, разве это не повторение пройденного?

Все-таки «Фобос» — это дебют. Это был важный для меня шаг, но не все получилось так, как я хотел. В случае с «Маршрут построен» мне попался хороший материал, он меня увлек, я почувствовал что-то новое.

— Продюсеры обещают нам новую волну хорроров, как вы думаете, почему зритель вдруг полюбил этот жанр?

Ну еще нельзя однозначно сказать, полюбил или нет. Да, «Пиковая дама» хорошо прошла в прокате, но не факт, что дальше будет все также отлично. Конечно, это хороший знак, чтобы дальше работать в жанре хоррора.

Мне кажется, что в российском кино сложилась уникальная ситуация. Если в американском кино жанры существуют параллельно, полноценно, регулярно выдавая качественный продукт, то в российском кино жанры развиваются волнами что ли. Вот была волна комедий, со своими плюсами и минусами, но вдруг они приелись и перестали собирать кассу. Зритель хочет, чтобы его удивили, и «Пиковая дама» как раз стала таким удивлением.

— Есть предубеждение, что хоррор — это не наш жанр, потому что наши актеры не умеют правильно играть ужас, так ли это?

Это предубеждение, заразное и связанное с массой комплексов. Нельзя думать, что наши актеры чего-то не умеют. В российском кино хорроры пока что редки, поэтому каждый фильм вызывает пристальное внимание. В Европе тоже производится много плохих фильмов, и наверняка тамошние журналисты тоже поднимают панику, что их актеры ничего не умеют. Российские актеры ничем не хуже европейских.

На съемках хоррора «Маршрут построен»

— А пренебрежительное отношение к жанровому кино в Европе тоже присутствует?

Есть, но отношение к хоррору меняется от страны к стране. Скажем, в Испании фильмы ужасов любят, это для них большая традиция, люди смотрят и гордятся своими хоррорами. А в Германии наоборот глубоко убеждены, что у немцев не получаются ужастики, так что при каждой неудаче их критики говорят: наши на хоррор не способны.

— Можно ли сказать, что в российском менталитете есть какие-то свои монстры и «пугалки», отличные от других стран, или же российский зритель боится того же, что и японцы или европейцы?

Пока еще рано говорить об этом. Хоррор в России до конца не раскрыл свой потенциал. До «Пиковой дамы» было скорее копирование голливудских образцов, и это нормально. Когда ты учишься чему-то, ты начинаешь с копирования.

С «Пиковой дамой» получилось найти что-то оригинальное, этот пионерский фольклор и страшные истории. Хотя, опять же, был хоррор «ССД», который тоже пытался эксплуатировать эту тему, но там почему-то не сложилось. Словом, попытки есть, режиссеры в поиске, тенденция позитивная.

Нужно просто не бояться и все. Даже хоррора. Я за то, чтобы бесстрашно двигаться вперед.

Хоррор «Фобос. Клуб страха» стал дебютным полнометражным фильмом Олега Асадулина


Николай Лебедев: «Неинтересно просто пугать зрителя»

Возможно, Николай Лебедев не был первым, кто попытался пересадить фигуру маньяка на неспокойную почву отечественного кино, однако он точно первый, кому это удалось сделать хорошо. В «Змеином источнике» мирно уживалась в одном кадре типичная провинциальная трясина, авторитарная система образования и цитаты из «Психо». «Поклонник» вывел классического «убийцу без лица» из итальянского джалло на улицы российского мегаполиса и попутно рассказал о жизни типичной российской матери-одиночки и девочки-подростка, пытающейся доказать свою самостоятельность. Даже дебютный фильм Лебедева «Ночлег. Пятница» создавал атмосферу ужаса и кошмара наяву буквально на ровном месте из привычных вещей.

Вебург узнал, чем заинтересовал режиссера этот жанр, и почему он из него ушел в блокбастеры.

Фото Данилы Козловского

— Чем вас привлек жанр хоррора?

Я интересовался такими историями с детства, любил Гоголя и Пушкина, которые привлекали меня своей психологической двойственностью. Каждый мой фильм — это попытка познать себя, психологические глубины человеческой личности, и мне нравится, когда это самопознание упаковано в завораживающую форму, мистическую или пугающую.

— А почему вы ушли из этого жанра? Вам он показался бесперспективным?

Специально я никуда не уходил. Я всегда снимал истории, которые меня тревожили и интриговали. Для меня «Змеиный источник», например, в первую очередь рифмовался с зыбким временем, а вернее сказать, безвременьем, в котором, казалось, не было места надежде. Это не страшилка про покойницу, у которой в гробу рот открывается, а история о том, как страшно жить без крыльев, в трясине, как хочется вырваться из нее. Из мира, где люди ненавидят власть, потому что она жестокая, но при этом желают этой властью обладать.

Но если вернуться к вашему вопросу, то, видимо, время стало меняться, и я стал меняться, мне захотелось рассказывать другие истории.

Полнометражный дебют Лебедева легко скрестил провинцию и Хичкока, а заодно вызвал гнев Никиты Михалкова

 — Вот, кстати, есть предубеждение, что зрителю не нужны фильмы ужасов, он не хочет пугаться, ему хочется смеяться, ну или поплакать на мелодраме…

Думаю, что зрителю нужны разные эмоции. В том числе и «благодетельный шок», по выражению Хичкока. Просто жанровое кино в советскую эпоху было не в чести по идеологическим причинам, исключение делалось, главным образом, лишь для комедий и мелодрам, так что в этих жанрах сложилась определенная традиция. Что же до триллеров, «страшных историй», то считалось, что они противопоказаны для «строителей коммунизма».

Но при этом у нас есть очень богатая традиция литературная, отрицать в русской культуре наследие Жуковского, Пушкина, Алексея Толстого, Гоголя просто нелепо. И экранизированный в 60-х гоголевский «Вий» в свое время был очень популярен. Его и сейчас смотрят и любят.

— Сняв столько фильмов в этом жанре, вы считаете, что разобрались в том, как он работает?

И да, и нет. Кино — это ведь не механический процесс, тут жестких правил не существует. Я испытывал определенные чувства и эмоции и пытался передать их зрителю, и мне казалось, что лучше всего делать это, используя жанровую форму триллера. Иногда страшное и пугающее рождалось из бытовых вещей. Как-то раз летел в самолете с Лешей Балабановым, и он вдруг стал говорить о моей дебютной картине «Ночлег. Пятница». Вспомнил, как его поразила простая с виду сцена, в которой мать, разговаривая с дочерью, рвала руками вареную курицу. На Балабанова этот кинообраз произвел сильное впечатление. Пожалуй, это единственная моя картина по-настоящему мистическая.

— А как же «Изгнанник»?

С «Изгнанником» все было непросто, изначально история строилась как детективная, но сценарий менялся чуть ли не на съемочной площадке. Для меня эта работа знаковая в том смысле, что я познакомился с прекрасной актрисой Энн Арчер и с великолепным оператором Иреком Хартовичем, который с тех пор работает со мной на всех картинах, это настоящий мой соавтор. В «Изгнаннике» мне очень хотелось создать образ Петербурга, это удивительный мистический город, сотканный из камня и туманов. И Ирек создал дивный портрет Северной столицы, где встречаются прошлое и настоящее.

— Сейчас продюсеры обещают волну фильмов в жанре хоррор, по-вашему, почему вновь проснулся к ним интерес?

Я, если честно, не самый прилежный зритель, а из того, что я успел увидеть, особых озарений не заметил. Вот разве что «Вий» — новая экранизация гоголевской повести, осуществленная Олегом Степченко, — был интересно сделан визуально. Но если жанр осваивается, это хорошо: чем шире жанровая палитра российского кино, тем лучше.

Мистический триллер «Изгнанник» стал  дебютом Лебедева в англоязычном кино

— Опять же о предубеждениях: у режиссеров есть какое-то пренебрежение жанровому кино, считается, что важнее авторское высказывание и чистое искусство.

Это снобизм. Жанр — это язык, на котором режиссер общается со зрителем. Кино бывает или хорошее, или плохое, а разговоры про высоколобое искусство или площадное — все ерунда.

— Еще одно предубеждение: наши актеры не умеют играть в хорроре, не умеют правильно пугаться, вы с этим сталкивались?

У нас прекрасные актеры, могут все что угодно сделать. Мне очень везет, я работал с высококлассными профессионалами. Что может быть неподвластно в актерском плане Елене Яковлевой, или Даниле Козловскому, или Владимиру Машкову?

— Есть шансы, что вы вернетесь обратно к жанру хоррора?

Не знаю. Если найдется история, которая по-настоящему увлечет меня и которую я захочу рассказать в этом жанре, то почему бы нет? За годы работы в кино менялось мое ощущение жанра триллера. Вряд ли мне сейчас захочется пугать зрителя мистическими страшилками, но вот вносить элемент напряжения даже во вполне реалистические истории — это очень интересно. Возьмите «Звезду»: для кого-то экранизация повести Казакевича — военный боевик, а я снимал эту картину как героический триллер, выстраивая сцену за сценой по законам саспенса.

Или, к примеру, моя новая работа, фильм о летчиках гражданской авиации «Экипаж». Здесь я задействовал элементы триллера, чтобы создать ощущение надвигающейся гигантской природной и техногенной катастрофы и показать людей, которые справляются с этой катастрофой.

Саспенс — главный элемент триллера, нарастающее напряжение, которое помогает вовлечению зрителей в экранное действо. Я пытаюсь создать это напряжение не для того, чтобы просто напугать человека, а чтобы он глубже погружался в эмоцию картины, в ее энергию. И в этом смысле мне важнее не формальное соответствие жанру, а история, которая этот жанр диктует.


Алексей Еньшин


10.11.2015 18:30

Похожие материалы:

Комментарии свернуть

В настоящий момент комментариев нет

Пожалуйста, авторизуйтесь на сайте для возможности комментирования и голосования.

Для того чтобы подать заявку необходимо авторизироваться. Если Вы не можете этого сделать опишите вашу проблему ниже.
Произошла ошибка.
Попытайтесь отправить сообщение ещё раз!
Вы должны выбрать категорию.
Вы должны ввести текст сообщения.
Текст сообщения не должен превышать 250 символов.
Вы должны выбрать тип заявки.
Вы должны ввести корректный email.
Спасибо, ваше сообщение принято к рассмотрению. Ответ на него вы получите на указанный вами электронный адрес в течение двух недель.
Внимание! Письмо от support@weburg.me может попасть в папки «Спам» или «Нежелательная почта», пожалуйста, проверяйте наличие письма в этих папках время от времени.


(Окно закроется автоматически через 15 секунд)

Кому:

Отправить

Агентство «Новости сегодня» специализируется на подготовке информационных материалов для разделов портала Weburg.net Новости, Афиша, Журнал и Фото.

Учредитель и издатель СМИ — Общество с ограниченной ответственностью «МираЛоджик Сервис Медиа».

Главный редактор: Ложкин А. Б.
Редакция: Еньшин А. М.; Гваришвили Э.Л.

СМИ зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, свидетельство о регистрации: ИА №ФС77-66125 от 20.06.2016. Адрес редакции: 620137, Свердловская обл., г. Екатеринбург, ул. Студенческая, д. 1К, пом. 75. Электронная почта для анонсов и пресс-релизов: news@weburg.net.

При использовании материалов обязательна ссылка на портал Weburg как источник информации. При публикации материалов на других интернет-ресурсах обязательна активная ссылка на Weburg.net.

Официальный сайт информационного агентства: http://news2d.ru.

Обратная связь

Имя пользователя
Войти, как пользователь
Используйте свой аккаунт в социальной сети
для входа на Weburg.net
или
Регистрация
Вход

Внимание! При заполнении формы регистрации допущена ошибка:

Внимание! При заполнении формы регистрации допущены ошибки:

Некорректный логин

Пользователь с указанным логином уже зарегистрирован

Такой логин запрещен согласно правилам форума, выберите другой

Некорректные данные в поле «E-mail» или такой e-mail уже зарегистрирован

Длина пароля должна быть не менее 6 символов

Поле «Пароль» заполнено неверно, допустимы только латинские буквы, цифры и символы ! @ # $ % ^ & * ( ) _ - +

Логин совпадает с паролем

Изображенные на картинке проверочные слова введены неправильно

При регистрации произошла ошибка. Если вы видите это сообщение не впервые, воспользуйтесь ссылкой «Сообщить об ошибке» в верхнем левом углу страницы

  
Не менее 2-х символов. Логин должен состоять из латинских символов, цифр, одинарного дефиса или точки, начинаться с буквы и заканчиваться буквой или цифрой и содержать не более 30 символов.
показать пароль
Пароль нужен для авторизации на портале и в почтовой службе. Не менее 6-ти символов, допускаются только латинские буквы, цифры и символы ! @ # $ % ^ & * ( ) _ - +

Используется для восстановления пароля

Поздравляем, вы зарегистрировались на портале Weburg.


(это окно закроется автоматически через 5 секунд)

Письмо со ссылкой для восстановления пароля отправлено на %email%.

(это окно закроется автоматически через 5 секунд)

Сейчас вы будете перенаправлены на страницу восстановления пароля.
При восстановлении произошла ошибка. Если вы видите это сообщение не впервые, воспользуйтесь ссылкой «Сообщить об ошибке» в верхнем левом углу страницы.
Необходимо указать логин на Weburg
Пользователь с указанным логином не зарегистрирован на Weburg
Внимание! теперь надо указывать логин %login%@weburg.me
Не найден email для восстановления пароля
Содержимое страницы может быть нежелательным для лиц, не достигших совершеннолетия.

Продолжая просмотр, вы соглашаетесь с тем, что:
  1. достигли возраста 18 лет и готовы к тому, что на странице есть содержание с сексуальным контекстом, ненормативная лексика, сцены жестокости и насилия;
  2. не будете предоставлять доступ к данной странице лицам, не достигшим совершеннолетия.

Зарегистрированные пользователи могут выбрать режим показа предупреждений в разделе персональных настроек.