Интервью с Shahmen: почему «Mark» — идеальная песня, а волки — предки человека

У Вебурга для вас эксклюзив перед крутым концертом в Екатеринбурге, в «Доме Печати».

Завораживающий звук, смурные глубокие тексты, сильнейшие метафоры и почти что спиритическая атмосфера — самое время оставить насиженное место и испытать кое-что особенное.

Хардкорный хип-хоп, фолк, этника и голос, рождающийся раз в десяток лет. Екатеринбург попал на карту тура, вероятно, лучшего независимого хип-хоп коллектива нашего времени. Shahmen — это имя, которое стоит запомнить, это революция, которая показала, что музыкальная индустрия может жить и работать, не подчиняясь правилам корпораций, а следуя одному лишь духу свободы и воле артиста. 1 строчка в чартах iTunes стран Европы и Азии, более 25 миллионов прослушиваний, второй альбом и сильнейшая любовь поклонников, которые успели возвести философию артистов в культ.

В сети нет их интервью и почти нет изображений, только чистая жесткая музыка. Никакого заигрывания с публикой и надоедливых припевов — только пища для размышления и услада для слуха.

Shahmen — это саундпродюсер Sense из Амстердама и поэт, рэпер и вообще мультиталант из Лос-Анджелеса Bless. Как по нам, таким как он и должен быть настоящий артист. И мы не нашли повода удобнее, чем их приезд, чтобы поговорить с Bless о том, как делается музыка, что из себя представляет шоу-бизнес, почему он отказался работать с величайшим хип-хоп лейблом, за что люди музыку любят и немного о воронах.

Про лейблы и образы

— О тебе совсем немного информации в сети…

— Да, и до недавних пор это был осознанный выбор.

— Почему? И почему ты передумал?

— Ну, во-первых, я не только музыкант. Я художник и занимаюсь разными вещами. До того, как началась моя рэп-карьера, я изучал кино и уже успел сказать нет крупному звукозаписывающему лейблу. Мне тогда было 18. Потому что моя главная цель в жизни — быть режиссером, и я всегда думал, что если стать крупным рэпером или типа того, это не поможет мне добиться этой цели. Так что тогда я занимался музыкой не для коммерческого успеха.

Когда я решил записать первый альбом «Enter the circle», интернет и весь мир начали меняться. Музыка стала так же важна, как образ за ней. Музыка, на которой я вырос, вещи, которые меня вдохновляли были исключительно про музыку. Ты узнавал что-то про артиста уже после. Не было социальных медиа. Когда я открыл «Нирвану», или Outcast, или Wu-Tang, я открыл их музыку. И как только влюбился в музыку, что-то узнал про самих артистов.

Но потом вдруг в середине-конце 2000-х все сдвинулось. Все крутилось вокруг образа, 50 Cent был самым известным чуваком в то время.

— Да, я помню…

— А мне хотелось дать ребятам что-то, что будет долго существовать. Поэтому я решил, что не буду снимать видео, у меня не будет социальных медиа, я не буду продвигать свою музыку. А на обложке будет просто изображение волка и ворона. В этом была суть. В том, чтобы сохранить маленькое сокровище для нового поколения, которому захочется чего-то особенного и волшебного.

— Так почему ты передумал?

— После выхода альбома, мне предложил сделку другой лейбл, но я сказал им, что не хочу. Что я хочу заниматься кино. Так я начал работать на Interscope (один из главных звукозаписывающих лейблов Америки — прим. редакции) и снимать видео для таких артистов, как Кендрик Ламар. В это время моя музыка становилась более и более популярной, и каждый день я получал письмо за письмом от людей, которых она тронула. Она им помогла или как-то изменила их, и им смертельно хотелось еще. Каждый день я с этим сталкивался, и понял, что этим людям, для которых я делал музыку, она правда нужна. Они ее нашли и распространили по всему миру. Мне писали ребята из 35–40 разных стран. И влияние, которое я оказал, дало мне понять, что я обязан Вселенной, я должен продолжать общаться с этими людьми и делать музыку. Сама Вселенная превратила Shahmen в некий культ. Так что у меня была обязанность закончить то, что я начал.

Про известность и звездный статус

— Почему ты отказал крупным лейблам не раз, а целых два?

— То, чего я действительно хочу, — это быть режиссером. А коммерческая успешность тебя как рэпера не имеет ничего общего с музыкой, меня это не интересует. Я хочу быть художником, я не хочу быть селебрити. Я просто хочу создавать. Посмотри на кого-нибудь вроде Канье (Уэста — прим. редакции), который постоянно жалуется, что, потому что он рэпер, люди не воспринимают его всерьез в других сферах, которыми он хочет заниматься. А я не такой парень, я не люблю жаловаться. Я просто избегаю некоторых вещей, которые для меня не работают.

— Это, кстати, вопрос, который я задаю всегда всем музыкантам: хотел ли ты быть знаменитым. И ты не хотел…

— Нет. В старшей школе я был вроде как популярен, и меня знали в Лос-Анджелесе. Я всегда был немного популярен, так что нет. И потом, я знал от чего мне тогда придется отказаться. Я такой человек, если ты придешь к моему дому, когда я выношу мусор, я не будут улыбаться и махать.

— Но ты чувствуешь себя известным?

— Когда приезжаю в Европу, да. Меня узнают на улицах или в такси. Но в Америке, если я не в Лос-Анджелес или не в Нью-Йорке, я полностью под прикрытием.

Про большие корпорации и настоящую музыку

— Где ты сейчас живешь?

— Сейчас я в Амстердаме. Я живу везде, из-за того, чем я занимаюсь. Я жил в Амстердаме, в Мексике, в Колумбии. У меня есть жилье на Венис-Бич, но вообще я путник в дороге.

— Есть ли разница в подходе к музыке и в процессе создания музыки в Америке и в Европе?

— Есть и давненько. В Америке, как только появляется что-то новое, есть период, когда это что-то особенное и вся молодежь от этого тащится, это в некотором роде меняет культуру. И как только становится понятно, что это приносит много денег, корпорации запускают туда руки и делают из этого разбавленную и скучную версию. А потом молодежь двигается к чему-то новому. И это происходит очень быстро. А в Европе все еще есть сцена, особенно хип-хоп сцена, где сохранилась вся эта энергия, звук, отношение, какие раньше были в Америке. Как машина времени. Мне больше нравится такой вариант, как в Европе. Поэтому я всегда мог делать, то что делаю, — быть единственным рэпером, который не продвигает себя и все еще умудряется получать фанатов. Поэтому у меня есть это великолепная свобода делать именно то, что я хочу.

— Хорошо, это про независимость. Можно быть независимым в Америке? Можно ли быть очень популярным, но все равно независимым?

— Нет. Если ты независимый и популярный в Америке, ты популярный только в своем городе. Ты можешь быть независимым в своем городе и даже зарабатывать неплохие деньги, но у тебя не получится поехать в тур по Штатам.

— А как артисту тебе когда-нибудь хотелось, может быть, хоть на минутку, чтобы больше народу узнали о твоей музыке?

— Я работал с большим лейблом и смотрю на это очень специфически. Объясню так. Если я делаю песню, единственный человек, которому она должна понравиться, это я. Потому что если она понравится всем, но не понравится мне, она ничего не значит. Я — тот человек, которого должен удовлетворить результат, а если это еще и нравится другим, вот тут у нас получается нечто особенное. Но вот если я сделаю фильм, то мне не себя самого надо впечатлять. Я никогда не хотел достать широкую аудиторию своей музыкой, я хотел достать ее своим кино. В музыке я удовлетворюсь, если я сам буду доволен, но не в кино. Если я покажу тебе фильм, и ты скажешь, что ничего не поняла, это провал, потому что я рассказываю историю…

— Погоди, но музыка – это тоже история, разве нет?

— Да, но она абстрактна. У тебя могут завязаться отношения с музыкой еще до того, как ты поймешь слова. Слов может вообще не быть.

Вот одна вещь, о которой я недавно думал, которая объясняет суть того, о чем ты говоришь. Успешные музыканты делятся на две группы. Ты или в той группе, в которой я, когда о тебе знает не так много людей, но среди них ты очень популярен, у тебя есть фанаты. Или ты в другой группе, где все знают, кто ты, но все по-прежнему ждут от тебя ту самую песню или тот самый альбом, который понравится фанатам. В Америке есть крупные рэперы, которые подписывают контракты, которых все знают, но у них даже близко нет прослушиваний и просмотров, какие есть у меня. И раз я смог достичь этого сам, зачем мне сейчас прыгать в другой бассейн?

Про рок против рэпа

— Почему ты начал заниматься музыкой?

— Природная любовь. Когда мне было 8, я хотел писать песни и играть в группе.

— В какой группе?

— Первой группа, которая мне нравилась, была «Нирвана». Так что я хотел играть в рок-группе.

— Потом это каким-то образом превратилось в рэп…

— Чем-то единственным, похожим на «Нирвану», в то время был Снуп (Снуп Дог — прим. редакции). Эти ребята были друзьями, они делали что-то новое. Вот на чем я вырос, это был микс рока и рэпа, для меня это было одно. Я начал писать песни, и они всегда объединяли рок и рэп. Вот например, Rage Against The Machine из моего города, когда я был маленький, я их часто видел. Так что для меня не было разделения. Рэп и рок — это все было альтернативой.

— Почему так мрачно?

— Я не из тех рэперов, кто пишет кучу лирики, потом приходит на студию и подыскивает под нее бит. Я слышу песню в голове, я ее записываю прямо здесь и сейчас. Я пытался писать по-другому, не такие мрачные биты, но никогда не получалось.

— Это может быть способом избавиться от мрачности в своей жизни, в своей голове, или это просто музыка и ничего больше?

— Расскажу забавную историю. У меня есть друг, который делает довольно радостную музыку. Однажды он мне говорит: «Знаешь, Блесс, ты улыбаешься куда больше меня, но у тебя всегда охрененно мрачная музыка, почему ты делаешь такую мрачную музыку? А потом я понял, что ты гораздо счастливее меня». Так что это неосознанно, но ты абсолютно права. Это мой способ романтизировать уродство жизни и жить с ним.

Про самую популярную песню

— Многие, с кем я общалась, некоторые из моих друзей, которые даже не слушают рэп, они все знают тебя по одной лишь песне — «Mark».

— Это сумасшествие, потому что «Mark» — это даже не песня…

— Вот да! Почему так вышло, как ты думаешь? Потому что, как по мне, мне нравится «Mark», и это песня, но мне кажется, у тебя есть вещи интереснее…

— Ты права. Мы никогда не думали, что «Mark» станет хитом. Да он и не был хитом первые пару лет. Первое настоящее сообщество, которое мы затронули, были стритрейсеры. Там было два парня грузинского и русского происхождения, и я так понимаю, у одного из них «Mark» был любимой песней. А потом он погиб. А «Mark» про моего друга Марка, который умер. И вот с тех пор эта песня среди того стритрейсерского сообщества стала песней в его память и своего рода гимном.

— Ну то есть случайно?

— О, совершенно случайно. Они сделали столько контента с нашей музыкой, потом она распространилась и на другие сообщества. И я все думал об этом, типа, какого хрена, почему с «Mark» я получаю больше денег, чем с любой другой песни? И понял.

Это быстрый способ за минуту понять, что особенного в Shahmen. Она начинается с мелодии на виолончели. Звучит как какая-то классика, но это оригинал, это не сэмпл. Давно уже не было такого в популярной музыке, чтобы ты слышал, чтобы классический инструмент играл что-то новенькое для твоих ушей. Так что подсознательно это захватывает людей. А потом я начинаю читать рэп, и сразу становится понятно, что читаю я про что-то, про что раньше не читали.

— А ты гордишься этой песней, ты рад, что так вышло?

— О, Господи, это был мой первый близкий друг, который умер, и я думаю, это самая крутая вещь на свете, что это наша песня номер один. Так и должно быть. И это кое-что изменило у меня в голове, потому что я получаю реальные деньги от этой песни. А там нет даже припева, только я читаю рэп, ничего из этого не должно быть популярным. Но раз людям нравится, как ты минуту просто читаешь рэп, значит им будут нраивться и другие твои вещи.

— Это еще и из-за твоего голоса, потому что голос у тебя — это нечто.

— Да, и в хип-хопе раньше и было важным иметь голос, все крутилось вокруг голоса…

— Я знаю!

(Блесс смеется)

— Ну, я ничего не могу поделать, мне нравится олдскульный хип-хоп. Я просто не могу слушать ничего нового, кроме, может быть, Кендрика.

— Правильно! Это потому что у всех остальных образ важнее музыки. Но звук должен быть с самого начала, понимаешь, о чем я? Иначе ты потеряешь то, что людям в тебе нравится. Не стоит плодить дешевые версии одного и того же.

— Но теперь тебе нравится ездит в туры, общаться с журналистами, показывать лицо?

— Абсолютно, потому что мне нравится все в моей музыке. Мне нравится что я могу делать ее именно так, как мне хочется.

Про сильных женщин

— Ты упомянул Снупа и Нирвану. Кто еще на тебя повлиял?

— Outcast. Но как только у меня стало получаться чиать рэп, я перестал черпать вдохновение в рэперах. И в последние, наверное, лет 10 я черпаю вдохновение от певиц, вроде Шаде. Она у меня номер один. Такие люди, как Фиона Эппл. Новые певицы, например, Джорджия Смит. Мне очень нравится SZA.

— Почему женщины?

— Потому что у них такой взгляд, которого у меня никогда не будет. Я никогда не буду замечать детали, которые они замечают. То, что они делают со своими голосами, я со своим голосом сделать не могу. Поэтому если Шаде проворачивает какой-то красивый трюк, мне, что его стянуть, нужно превратить его во что-то совершенно иное. Это и делает мои вещи новыми и постоянно меняющимися. А еще у меня очень мужская точка зрения, и всегда важно учиться у этих мудрых женщин. Самый успешный волк на охоте — альфа-самец, потому что у него всегда есть партнерша-волчица.

Про волков и воронов

— Ты часто используешь образы животных в песнях. Откуда это?

— У меня степень по психологии Колумбийского университета. Там я научился тому, что все, что мы знаем о людях, или все технологии, которые мы придумываем, все это уже существует в животном мире. Нет ничего нового. Все эти метафоры, которые я давал, вероятно, появились, потому что я это изучал.

Еще я коренной американец, и в нашей мифологии волки — это предки людей. Первая настоящая семья была волчья. И все связано через мир животных. Ворон — это черный орел. Он был братом белого орла, и белый орел говорил ему летать выше и выше, пока черный орел не обжегся и не стал черным. Поэтому ворон — это такой зловещий дух, которого связывают со смертью. Вороны живут в точке, где прошлое, настоящее и будущее соединяются.

А еще вороны — умнейшие животные на Земле. Вороны и волки охотятся вместе. Ворон летит вперед и выслеживает добычу, потом волк ее убивает. Волки едят внутренности и мясо, но не обгладывают кости, а вороны доедают. У них есть свой язык, ворон легонько бьет волка крылом, и волк следует за ним. Это все вещи, которые меня очень интересуют, вот откуда это берется. Я в этом подкован.

Про внеземную музыку и свои выступления

— Ты совсем скоро будешь в России. Чего ждать от твоего концерта?

— Гораздо больше, чем просто любимых песен.

— Чего еще?

— Я буду выступать с песнями, которых вы раньше не слышали. Будет много оригинального стафа с первого альбома. Когда вы будете там, и я буду перед вами читать рэп, вы увидите, как делается история, своими глазами. Это очень глубокий спиритический опыт. То чувство, которое ты ловишь в музыке, оно внеземное. Ты это видишь, и понимаешь, что это не только про этого парня на сцене, этот парень сумел ухватить нечто.

— У меня было такое чувство на концерте лишь однажды. Притом, что я видела таких легенд, как Red Hot Chili Peppers или Rammstein, и я их обожаю, но то самое чувство было лишь раз, и это было на концерте Трики. И вообще твоя музыка немного напоминает мне то, что он делает.

— Ну значит, ты понимаешь! Мне кажется, он был крестным отцом моего стиля. Когда я был молодой, в то же время, что я увлекался Куртом и Снупом, я читал каждое интервью Трики, какое мог найти.

— Обожаю то, что он делает…

— И я! Он, Massive Attack. Вот для тебя еще один способ понять меня. В то время музыка была не про рок или рэп. Она была про то, что крутое и настоящее. А крутое и настоящее было и то, и другое.


Увидеть своими глазами и услышать своими ушами выступление этих шаманов можно будет в «Доме Печати» 8 сентября в 20:00. Событие редкое и исключительное. Билеты можно купить здесь.

Here's an English version for all of the Shahmen fans out there!
 

About labels and images

— There is very little information about you online…
— Yeah, that’s been a very intentional choice until recently.
— Why? And why you changed your mind?
— Well, the first thing is that I’m not just a musician, I’m an artist and I do a lot of different things. So before my rap career I was studying films, and I had already said no to a big record deal. By the time, I was 18. My ultimate goal for the rest of my live is to be a filmmaker, and I never thought that trying to be a big rapper or whatever will help me to get to that goal. So the way I approached music back then was not to have commercial success.
When I decided to do my first album «Enter the circle» the internet and the world were changing. It wasn’t about the music as much as it was about the person.
The music I grew up on, the things that inspired me were all about the music, and you learned about the person afterword. There was no social media. When I discovered Nirvana, or Outcast, or Wu-Tang, I discovered their music. And once I’m in love with the music, I kind of find out more about the person. Then all of the sudden, in mid 2000s — late 2000s, when I was starting to put my music together, everything was shifting. It was all about the image, 50 Cent was the biggest guy at the time.
— I remember that…
— I wanted to give kids something that would last. So, I made a decision that I wouldn’t shoot any music videos, I wouldn’t have any social media, I wouldn’t promote it. And on the cover of the album it would just be a drawing of a wolf and a crow. That was the point. The point was to put this kind of a little treasure for the kids of the next generation, who wanted something magical and special.
— But why you changed your mind?
— After I released that album I got another big record label offer, but I told them that I didn’t want to do it, that I wanted to do film. That’s how I started to work in Interscope and started making videos for other rap artists like Kendrick Lamar and such. During that time my music was getting more and more popular, and every day I was getting e-mail after e-mail from these people who were really touched by that music. It either helped them, or changed them, and they were dying for more. I dealt with it every single day and it made me realize that those people I made it for actually did need it. And they found it an spread it all around the world. I was hearing from kids from 35–40 different countries. And impact of that made me feel like I ow it to the Universe to continue talking to them and making more music. Universe on its own turned Shahmen into cultish thing. So I had a duty to finish what I started.

About popularity and being a celebrity

— Why did you turn down a huge record label not once, but twice?
— The thing in life I really want to do is being a filmmaker. And the whole thing of being commercially successful big rapper has nothing to do with music, and I’m not so interested in that. I want to be an artist, I don’t want to be a celebrity. I just want to create stuff. You can look at someone like Kanye, who complains all the time, that because he is a rapper, people don’t take him seriously with other things he wants to do. And I’m not a type of guy who likes to complain. I just avoid something if I see that it doesn’t’ work for me.
— This is actually a question that I always ask every musician: did you want to be famous. And you didn’t…
— No. In High school I was already kind of popular and known among Los Angeles. I was always a bit popular, so no. I knew all the things I had to lose too. So if you come outside my house in the morning when I’m taking out the trash, I’m not going to smile and wave.
— But do you feel popular?
— When I come to Europe, yes. I get recognized in the street or in a taxi cab. But in America, if I’m not in LA or New-York, I can be totally undercover.

About big corporations and real music

— Where do you live now?
— Now I’m in Amsterdam. I live everywhere because of the things I do. I’ve been living in Amsterdam, in Mexico, in Columbia. I have my apartment in Venice Beach, but I’m a traveler on a road.
— Is there any difference between music industry and music making process in USA, which is huge, and Europe?
— There’s a difference and it’s been there for a while. In America whenever the new thing comes along it has this period when it’s really special and all the young kids are into it, it kind of changes culture. And as soon as it’s clear that it makes a lot of money all the corporations get their hands in it and make watered down boring version of it. And the kids move on to the next thing. It happens really fast. And in Europe you can still go to a scene, a hip-hop scene especially, that has all the energy, sounds and attitude of what it was in America before. It’s like a time machine. I totally like this way, in Europe. That’s why I’ve always been able to do what I’ve done, which is to be the only rapper who is not promoting himself and still manages to get fans. Because of that I have this amazing freedom to make something that is exactly what I want to make.
— Well this is all about the independence. Can you be independent like that in America? Can you be very popular, but still independent?
— No. Not really. If you are independent and popular in America, you are just popular in your city. You are able to be independent in your city and make decent money, but you can’t tour over United States.
— As an artist have you ever wanted, maybe just for a moment, that way more people knew about your stuff?
— I’ve worked at big label and I look at this in a very specific way. I put it like this to you. If I make a song the only person I concern with is myself liking that song. Because if everyone loves it and I hate it, that doesn’t mean anything to me. I am the person that has to be satisfied, and when other people like it too, now we have something special. But if I make a film, I’m not a person I’m trying to impress. I never wanted to reach the big group with my music, I always wanted to reach the big group with my films. I can have a satisfaction with music with just satisfying myself and I don’t have the same with films. If I show you the film and you say you don’t understand it then I failed, 'cause it’s storytelling…
— Wait, but music is also a storytelling, isn’t it?
— Yes, but it’s abstract. You can already have a relationship with it, even before you understand the words. Or the words don’t even have to be there sometimes.
One thing I thought about recently that gets to the core of what you are talking about is this. Musicians, who are successful, are in two groups. You are either in the group I’m in, when not that many people know about you, but you are very popular within this group, you have a fan base. And when you are in the other group, everybody knows who you are, but everyone still waits for you to make that song or that album that gives you that real fan base. There’re big rappers in America who sign this deals, and everybody knows who they are, but they don’t get nearly the daily streams or views I get. I was able to get where I am on my own, so why at this point would I jump into other pool?

About rock vs rap

— Why did you start to make music?
— Natural love. When I was 8 years old, I wanted to be a songwriter and to have a band.
— What kind of band?
— The first band I was into, was Nirvana, so I wanted to have a rock band.
— Then it turned into rap somehow…
— Well, the only thing like Nirvana at that time in America was Snoop. Those guys were homies, they were making something new. That’s what I grew up under, it was always mixed together, it was all the same to me. I started to write my own songs and the songs were always a mix of rock and rap. For example, Rage Against The Machine is from my city, when I was little I would see them around. So there was no separation for me. Rap and rock was alternative hard shit.
— Why so dark?
— I’m not one of these rappers who write a bunch of lyrics and then come to the studio and find some beats to put them on. I hear the song and I write it right there. I’ve tried writing the other, not as dark sounding beats, but it never works.
— Could it be the way to get rid of the darkness in your life, in your head, or is it just music and nothing more?
— I tell you a funny story. I have a friend who makes pretty happy stuff, and one day he said to me: «You know, Bless, you smile way more than I ever do, but you always making this dark ass music. I think I realized you are way happier than me». So it’s not conscious, but I think you're absolutely right. It’s my way of romanticizing the ugliness of live and dealing with it.

About the most popular song

— A lot of people I talked to, some of my friends who don’t even listen to rap, they still know you by just one song — «Mark».
— It’s crazy, because «Mark» is not even a song…
— Exactly! Why do you think that happens? Because as for me, I do like «Mark», it is a song, but I think you have more interesting stuff…
— It’s a couple of things. But you’re right. We never thought «Mark» would be the hit. And in the first couple of years it wasn’t. The first real subculture community that we took off was street racing. There were two very famous Georgian and Russian guys, I guess, the favorite song of one of them was «Mark». And he died. And «Mark» is about my friend Mark who died. So since then among their fans «Mark» became a memory song for him and became kind of a theme song for this BMW and Mercedes racing community.
— So, by accident?
— O, completely by accident. They made so much content with it, then it spread to the few other subcultures. And I’ve spent time thinking about it, like, wait, what the fuck, because I make way more money from «Mark» than any other song.
Then I got it. It’s a quick way to catch what is different about Shahmen in one minute. It opens with original cello line. It sounds like a classical song, but it’s original, it’s not a sample. It’s been a long time in popular music that you’ve heard a classical instrument playing something new for your ears. So subconsciously it grabs people. And then I start rapping, and it’s clear that I’m rapping not about what anyone rapped before.
— Are you proud of that song? Do you like it?
— O my gosh, that was my first close friend who died, so I think it’s the coolest thing in the world that that’s our number 1 song. That’s how it should be. And it changed something in my mind, because I’m making real money of it. And there’s no chorus, it’s just me rapping, nothing about that should be popular. If people can love you just rapping for a minute, they can love your other songs.
— Also that is because of your voice, because your voice is really something-something.
— And in hip-hop it used to be important to have a voice, it was about the voice…
I know! (Bless laughing). I can’t do anything, I do like old-school hip-hop. I just can’t listen to anything new, except, maybe, Kendrick.
Right! That’s because for everybody else the image comes before the music. But the sound has to be there from the beginning, you know what I mean? Otherwise, you would lose what people love about you. Can’t make too much of a cheap version.
— But do you enjoy going on tours, talking to journalists, showing you face now?
— Absolutely, because I’m happy with everything about my music, because I’m able to do it the way I want to do it.

About powerful females

— You mentioned Snoop and Nirvana. What other influences did you have?
— Outcast. But as soon as I was actually good at rapping, my influences haven’t really come from rappers anymore. And for the past maybe 10 years I get my inspiration from female singers, like Sade. She is my number one. People like Fiona Apple. New singers like Jorja Smith. I really like SZA.
— Why females?
— Because they have the prospective I’m not going to have. I’m not going to ever pick up on those details they pick up on. What they are doing with their voice, I can’t do it with mine. So if Sade is doing this beautiful trick, for me to steal that trick I have to turn it into something completely different. And that keeps my shit new and changing all the time. And also I have a very man point of view, so it’s always important to learn from those wise women. The most successful wolf at hunting is alpha wolf, because he has female partner.

About wolves and crows

— You have a lot of animal images in your lyrics. What is that about?
— A have a degree in psychology from Columbia University. So there I learned that everything we understand about humans or any technology we’re creating, these things already exist in animal world. There is nothing new. All this metaphors that I gave you is probably because of where I studied.
I’m also Native American and in our mythology the wolves are the ancestors of men. And everything is connected through the animal world. The Crow is the Black Eagle. He was the White Eagle’s brother and the White Eagle kept telling him to fly higher and higher until the Black Eagle got burned and became black. This is why the Crow is an ominous spirit, that seems to be connected to death. Crows live where past and present and future is one thing. Also crows are the smartest animals on earth. No other animals made more sets of tools to get food. Crows and wolves hunt together. Crows fly away and then come back and tell wolves where the food is. The wolves kill it and don’t it meat along the bones, the eat mainly intestines and crows pick the bones. They have a language, the crow comes down and barely hit the wolf and the wolf chases it.
This is a stuff I’m interested in, this is where it comes from.

About his shows and lifetime experiences

— You are coming to Russia really soon. What do we expect from your show?
— Much more than just the songs you love.
— What else?
— I’m going to be performing some of the songs, that you’ve never heard. There is going to be a lot of stuff from the original «Enter the circle» session. With you there in front of me and me rapping you will experience the best rapping story as it happens. It’s very deep spiritual experience. Everybody who is Shamen’s fan, who is going to be at that show is going to walk away with that lifetime experience. That spiritual sense you get in the music, it is out of this world. You will see that this is not just about this guy, this guy is able to catch something.
— I actually had this feeling at the show once. And I have seen real legends like Chili Peppers or Rammstein performing, and I love them, but I had this feeling only once. It was when I saw Tricky. And actually, your music reminds me a little bit of what he does.
— Well, then you understand! I think he is maybe a godfather of my style. When I was young, at the same time I was getting into Kurt and Snoop I was reading every Tricky interview I could.
— I’m so in love with what he does…
— Me too! Him, Massive Attack. So that is a kind of way for you to understand. At that time it was not about rock and rap, it was about what is dope and real. And dope is real happens to be both.
 

 


29.08 12:19

Комментарии свернуть

В настоящий момент комментариев нет

Пожалуйста, авторизуйтесь на сайте для возможности комментирования и голосования.

Для того чтобы подать заявку необходимо авторизироваться. Если Вы не можете этого сделать опишите вашу проблему ниже.
Произошла ошибка.
Попытайтесь отправить сообщение ещё раз!
Вы должны выбрать категорию.
Вы должны ввести текст сообщения.
Текст сообщения не должен превышать 250 символов.
Вы должны выбрать тип заявки.
Вы должны ввести корректный email.
Спасибо, ваше сообщение принято к рассмотрению. Ответ на него вы получите на указанный вами электронный адрес в течение двух недель.
Внимание! Письмо от support@weburg.me может попасть в папки «Спам» или «Нежелательная почта», пожалуйста, проверяйте наличие письма в этих папках время от времени.


(Окно закроется автоматически через 15 секунд)

Кому:

Отправить

Агентство «Новости сегодня» специализируется на подготовке информационных материалов для разделов портала Weburg.net Новости, Афиша, Журнал и Фото.

Учредитель и издатель СМИ — Общество с ограниченной ответственностью «МираЛоджик Сервис Медиа».

Главный редактор: Ложкин А. Б.
Редакция: Еньшин А. М.; Гваришвили Э.Л.

СМИ зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, свидетельство о регистрации: ИА №ФС77-66125 от 20.06.2016. Адрес редакции: 620137, Свердловская обл., г. Екатеринбург, ул. Студенческая, д. 1К, пом. 75. Электронная почта для анонсов и пресс-релизов: news@weburg.net.

При использовании материалов обязательна ссылка на портал Weburg как источник информации. При публикации материалов на других интернет-ресурсах обязательна активная ссылка на Weburg.net.

Официальный сайт информационного агентства: http://news2d.ru.

Обратная связь

Имя пользователя
Войти, как пользователь
Используйте свой аккаунт в социальной сети
для входа на Weburg.net
или
Регистрация
Вход

Внимание! При заполнении формы регистрации допущена ошибка:

Внимание! При заполнении формы регистрации допущены ошибки:

Некорректный логин

Пользователь с указанным логином уже зарегистрирован

Такой логин запрещен согласно правилам форума, выберите другой

Некорректные данные в поле «E-mail» или такой e-mail уже зарегистрирован

Длина пароля должна быть не менее 6 символов

Поле «Пароль» заполнено неверно, допустимы только латинские буквы, цифры и символы ! @ # $ % ^ & * ( ) _ - +

Логин совпадает с паролем

Вы не прошли проверку. Докажите, что вы человек, и установите флажок в поле "Я не робот"

При регистрации произошла ошибка. Если вы видите это сообщение не впервые, воспользуйтесь ссылкой «Сообщить об ошибке» в верхнем левом углу страницы

  
Не менее 2-х символов. Логин должен состоять из латинских символов, цифр, одинарного дефиса или точки, начинаться с буквы и заканчиваться буквой или цифрой и содержать не более 30 символов.
показать пароль
Пароль нужен для авторизации на портале и в почтовой службе. Не менее 6-ти символов, допускаются только латинские буквы, цифры и символы ! @ # $ % ^ & * ( ) _ - +

Используется для восстановления пароля

Поздравляем, вы зарегистрировались на портале Weburg.


(это окно закроется автоматически через 5 секунд)

Письмо со ссылкой для восстановления пароля отправлено на %email%.

(это окно закроется автоматически через 5 секунд)

Сейчас вы будете перенаправлены на страницу восстановления пароля.
При восстановлении произошла ошибка. Если вы видите это сообщение не впервые, воспользуйтесь ссылкой «Сообщить об ошибке» в верхнем левом углу страницы.
Необходимо указать логин на Weburg
Пользователь с указанным логином не зарегистрирован на Weburg
Внимание! теперь надо указывать логин %login%@weburg.me
Не найден email для восстановления пароля
Содержимое страницы может быть нежелательным для лиц, не достигших совершеннолетия.

Продолжая просмотр, вы соглашаетесь с тем, что:
  1. достигли возраста 18 лет и готовы к тому, что на странице есть содержание с сексуальным контекстом, ненормативная лексика, сцены жестокости и насилия;
  2. не будете предоставлять доступ к данной странице лицам, не достигшим совершеннолетия.

Зарегистрированные пользователи могут выбрать режим показа предупреждений в разделе персональных настроек.